Katya Knyazeva (avezink) wrote,
Katya Knyazeva
avezink

Streets of old Moscow

There is a very nice memoir about Moscow streets and buildings in the 1920s and '30s, by Boris Markus. I losely translated a passage:

"I've always loved to walk in old Moscow neighborhoods. Here everything speaks of peace: every low-rise house and every tree canopy bursting from behind it, every ornate ironwork fence and every plain wooden one. You feel at ease and you forget your worries; there is a feeling of sudden freedom. Life's joy comes back to you together with the love for everything around you. Only old streets can give this to you. Nothing of the kind can happen in new planned neighborhoods. It must be because environment penetrates a person, and vice versa. For that to happen, they have to be comparable in scale. Old Moscow streets still have this human scale. They don't make you feel small and humble, like the new developments, where you are like a fly, or a pygmy, surrounded by monstrous masses. Even though these masses are comprised of smaller units – and you might actually inhabit one of them – you never feel one with it. You crawl into your unit to disengage from the oppressive vacuous space around, from the monsters looming over you. Forget about unity with nature.
Old neighborhoods have preserved the unity of the man with the environment. Even when he is unaware of it, he is not struggling with his environment but is one with it. Can we put "street therapy" or "architecture therapy" on the same level as "labor therapy"? Environment heals. This is precious."

Я любил и люблю бродить по таким островкам старой Москвы. Здесь все, начиная от невысоких, в своей массе, домов, от высовывающихся из дворов и садов больших крон деревьев и кончая узорчатыми решетками оград или даже простыми деревянными заборами, все дышит покоем. И, находясь здесь, проходя по излюбленным своим вечным маршрутам, чувствуешь, как сам освобождаешься от только что пережитых волнений, будь то в школе или на работе, ощущаешь полное внутреннее освобождение, раскрепощенность. И тобой овладевает такая радость жизни, такая любовь к своему городу, ко всему, что тебя окружает. Вот такое чудесное свойство у старых московских переулков и улочек. Я подчеркиваю слово «старых», потому что ничего подобного не возникает в огромных просторах новых микрорайонов или жилых массивов. Очевидно, действует великий закон взаимопроникновения человека в среду и среды в человека. Для этого нужна сомасштабность, соизмеримость человека и среды. В старых московских переулках это свойство всегда существовало и сохранилось. Человек не чувствует тут себя букашкой, пигмеем, как это неизбежно получается в окружении чуждой ему громады застройки. И пусть он даже живет в одной из ячеек этой громады, все равно он не может ощущать своей слитности с ней. Он мошка, былинка. А дома - монстры, массивы, состоящие из небольших ячеек жилья, куда человек забирается, отстраняясь от давящего на него гуляющего пространства, от давящих на него громад домов. Какое уж тут слияние!
        В старых районах и кварталах Москвы сохранилось единство среды и человека. И хочет он того или нет, но здесь он находится не в противостоянии среде, а во взаимном слиянии. Ну, чем это не «улицетерапия», или «архитектуротерапия» вроде «трудотерапии? Тут сама архитектурная среда лечит человека. А это дорогого стоит.
Tags: moscow, quote

Posts from This Journal “quote” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments